Ваше путешествие!

Ваши даты!

Ваш регион!

Вы с друзьями решили отправиться в путешествие под парусами, но:

— у вас не шкипера;

— у вас нет опыта;

— вы просто хотите отдохнуть на парусной яхте и приобщиться к морскому делу.

Напишите нам, и у вас появится опытный лицензированный шкипер, который решит все необходимые вопросы!

 

 

Выберите, что для вас главное — обучение, приключение, игра или просто отдых, и мы вместе обговорим все детали. Мы проработаем план и маршрут, возьмем на себя все что, связано с чартером и навигацией, решим организационные вопросы и рассчитаем стоимость. Вам останется лишь приехать и провести долгожданный отпуск на яхте!

Наша команда сертифицирована по системе обучения IYT (лицензии Yachtmaster Offshore Sail, VHF Marine Radio Operator).

Варианты трансфера в Трумсе (он же — Тромсе, Tromso)

Самый дешевый вариант — вылет в Трумсе из Хельсинки самолетами норвежских авиалиний Norwegian. Примерная стоимость билетов, если их, само собой, взять вовремя, колеблется в пределах 18 000 рублей. Вылеты утренние, и время в пути составляет около 9 часов. Конечно, данный вариант подразумевает, что вы самостоятельно добираетесь до аэропорта Хельсинки — Вантаа, но этот путь хорошо известен жителям Санкт-Петербурга.

Второй вариант — вылет непосредственно из Санкт-Петербурга или Москвы. В этом случае стоимость билета возрастет до 23-24 000 рублей, и вам могут предложить более чем одну пересадку. В обоих случаях следует обратить внимание на перевозку багажа. В некоторых компаниях она не входит в стоимость билета. При этом вы сэкономите некоторые средства, если оплатите провоз не в аэропорту, а в момент заказа билета через Интернет. И еще одна особенность некоторых авиалиний: например, в самолетах Norwegian или airBaltic питание на борту не включено в стоимость билета. Еду можно оплатить в самолете, но это абсолютно не бюджетный вариант. Или позаботьтесь о себе заранее.

Третий вариант подойдет для любителей решения головоломок. Так, можно взять отдельно билеты до Осло. Из Петербурга их стоимость может быть порядка 8 000 рублей. А из Осло найти бюджетные рейсы до Трумсе. Только примите во внимание, что в Осло три аэропорта.

Под нами «Британик»

Нам всем прекрасно известна история «Титаника» — по рассказам, по голливудскому блокбастеру, по интереснейшим глубоководным съемкам останков судна, а главным образом — из-за трагедии, унесшей жизни более чем 1700 человек.

Но не все знают, что у «Титаника» было два брата: старший «Олимпик» и младший «Британик». Историю последнего нам и предстоит узнать более подробно, так как она напрямую связана с нашим путешествием.

30 ноября 1911 года на верфи в Белфасте, через 7 дней после спуска на воду «Олимпика», был заложен киль изделия №433. В дальнейшем судно должно было получить гордое название «Гигантик» — третье имя, прославляющее древнегреческих персонажей: олимпийцев, титанов и гигантов. Трагедия, происшедшая 12 апреля 1912 года с «Титаником», заставила судостроителей прекратить работы над новым проектом и вернуть на верфь бороздящий океан «Олимпик» для его переделки и совершенствования, которые помогли бы впредь избежать столь катастрофических последствий кораблекрушения.

Британик, Великобритания, война, Греция, Жак Ив Кусто, капитан Барлет, лайнер, мыс Сунион, Олимпик, остров Кея, раненые, Средиземноморье, судно, Титаник, Эгейское море

Лайнер «Британик».
Источник: http://marconigraph.com/britannic/muw_expeditions.html

Изделие №433 подверглось еще более значительным изменениям, так как в начале строительства можно было не просто внести дополнительные улучшения, но и глобально усовершенствовать сам проект, уделив гораздо большее внимание вопросам безопасности судна. Было увеличено количество водонепроницаемых переборок, добавлен еще один отсек, в котельной были сделаны двойные борта. Также было увеличено количество шлюпок на борту. Две из них были моторными и снабжены телеграфными аппаратами. Несмотря на то, что строящееся судно стали характеризовать как «самое непотопляемое», греческих богов решили все же впредь не гневить, памятуя, что титаны и гиганты погибли в битве с олимпийцами. Таким образом, третий младший брат получил другое имя — «Британик» и был спущен на воду 26 февраля 1914 года.

На момент схода со стапеля судно не было окончательно достроено, и еще шесть месяцев длились внутренние отделочные и отладочные работы. Пока шли завершающие этапы, началась Первая мировая война. Это изменило судьбу самого роскошного и большого лайнера Королевства. К весне 1916 года война все больше и больше разгоралась в Средиземноморье, количество жертв и раненых возрастало. Большие суда, переделывая их в плавучие госпитали, стали использовать для перевозки раненых. Эта участь была предуготовлена и «Британику». В результате реконструкции на судне могло поместиться 3309 раненых и персонал с командой.

12 ноября 1916 года лайнер вышел из Саутгемптона и отправился в Средиземноморские воды в Мурдос, откуда он должен был забрать раненных английских солдат. Уже 15 ноября «Британик» преодолел Гибралтарский пролив и еще через два дня прибыл в Неаполь, где принял на борт запасы воды и угля. Переждав шторм, капитан Барлет повел судно дальше, и утром 23 ноября оно проходило пролив между мысом Сунион на южной оконечности Аттики и греческим островом Кея. Было тихое безмятежное утро, ничто не говорило о том, что идет война. Часы показывали начало девятого — время ежедневного завтрака. Внезапно раздался мощный взрыв, за ним следующий, еще большей силы. Левый борт корабля буквально за одно мгновенье был разорван в нескольких местах. Прервав свой завтрак, люди выбегали на палубу.

Капитан Барлет тут же понял всю серьезность случившегося. Последовал приказ закрыть двери водонепроницаемых переборок и подготовить шлюпки к спуску на воду. В это время четыре отсека судна быстро заполнялись водой. Одна из переборок не закрылась, другая давала течь. Вода начала проникать в котельные. Незадраенные иллюминаторы кают нижних палуб усугубляли ситуацию: через них в корпус поступал дополнительный объем воды. Становилось ясно, что судно потеряно. Теперь речь шла только о спасении людей. Экипаж «Британика», выполняя все необходимые инструкции, действовал четко и слаженно. Капитан принял решение попробовать дойти до острова Кея и выбросить корабль на мель. К этому времени уже четыре корабля, приняв сигнал бедствия, шли на помощь тонущему судну. Но вода поступала в корпус «Британика» слишком быстро: его нос начал погружаться в море, а крен на правый борт становился все более угрожающим.

Первые три шлюпки с людьми были спущены без приказа, и две из них постигла трагедия. К этому времени корма задралась настолько, что огромные винты корабля стали подниматься на поверхность, образуя мощные водовороты. В них и затянуло лодки вместе с находившимися на них людьми, и винты просто разрубили их на части. Увидев это, капитан отдал немедленный приказ остановить машины, и третью шлюпку удалось спасти. Остальные шлюпки были спущены четко и без инцидентов. Все люди покинули корабль. Всего час предоставила судьба людям с мгновения взрыва до момента, когда корабль полностью лег на правый борт, у него рухнули трубы и он стремительно ушел на дно Эгейского моря. Еще через час к месту катастрофы подошли спасательные суда.

Британик, Великобритания, война, Греция, Жак Ив Кусто, капитан Барлет, лайнер, мыс Сунион, Олимпик, остров Кея, раненые, Средиземноморье, судно, Титаник, Эгейское море

Лайнер «Британик».
Источник: http://marconigraph.com/britannic/muw_expeditions.html

В результате профессиональной и слаженной работы команды «Британика» его экипаж и пассажиры не повторили судьбу погибших со своего печально известного собрата. Из 1066 находящихся на борту людей было спасено 1036.

Впоследствии историки долгое время не могли установить место затопления судна, пока команда Жака Ива Кусто, известного французского морского исследователя, не обнаружила останки корабля. В 1971 году в знаменитой серии фильмов «Подводная одиссея капитана Кусто» появилась еще одна лента — «Загадка «Британика».

В январе 2000 года на экраны кинотеатров вышел фильм «Британик» режиссера Брайана Тренчард-Смита. К сожалению, создатели картины построили на историческом сюжете свою собственную историю. В результате, как это часто бывает, к истинным событиям фильм практически не имеет отношения.

В нашем путешествии на остров Кея мы пройдем вблизи того места, где когда-то случилась трагедия. Конечно, в море нет ни памятников, ни каких бы то ни было других знаков, обозначающих, что в глубине под нами лежат уже потерявшие свой когда-то величавый вид останки гордости морского флота Великобритании. Море хранит в себе многие тайны, но мы с вами, конечно же, их разгадаем. Ведь по прочтении этой заметки одной тайной стало меньше.

Сунион и храм Посейдона

Первая якорная стоянка нашей яхты в фототуре произойдет в бухте у западной оконечности знаменитого мыса Сунион, самой южной окраины Аттики. Это место издревле считалось сакральным и стратегически важным, ведь отсюда можно было обозреть все море. На Сунион также приходили афиняне — пережидать лихие времена, когда городу что-либо угрожало. Упомянуто это место и у Гомера в его знаменитой «Одиссее». Поэт называет его «афинским мысом, священным Сунием».

Согласно легенде, со скал Суниона бросился в море царь Эгей, увидевший вдали черный парус — знак гибели своего сына Тесея. Напомним, что Тесей возвращался с Крита, где в поединке одолел жуткого Минотавра, которому жители Афин долгое время были вынуждены выплачивать дань самыми лучшими юношами и девушками. В знак своей победы Тесей должен был заменить черный парус белым, но в эйфории радости забыл это сделать, что повлекло за собой гибель обезумевшего от горя отца.

Некоторые утверждают, что именно после этого мрачного происшествия море начало называться Эгейским. Другие предпочитают более тривиальный подход и выдвигают теорию, что море получило свое название от древнегреческого слова «эг», которое переводится как вода или «айгес» — волна.

Как бы то ни было, именно на этом месте афиняне возвели величественные сооружения: на самой высокой точке мыса храм Посейдона и чуть пониже — храм Афины.

Храм Посейдона, мыс Сунион, Эгейское море, Греция, яхта, фототур

Начало строительства храма Посейдона археологи относят к V веку до н.э. Но храм тогда достроить не успели. Вторгшиеся в 480 году до н.э. в Элладу персы разрушили все, что было воздвигнуто. В 444 году до н.э. на руинах был возведен новый храм, остатки которого и сохранились до наших дней. Для строительства использовался местный мрамор, добывавшийся в четырех километрах от него в карьере Агрилезас. На южной стороне храма можно найти остатки фриза с сюжетами мифов: битвы Тесея с быком, битв кентавров и гигантомахии (битвы олимпийских богов с титанами).

Издревле белый храм, высящийся над морем, был важным навигационным знаком, благодаря которому моряки, возвращавшиеся из дальнего плавания, знали, что они приближаются к берегам родной Эллады.

Многие из колонн испещрены надписями когда-то побывавших здесь путешественников, пожелавших таким варварским способом увековечить себя в вечности. Как это ни прискорбно, но одним из них был и знаменитый поэт — лорд Байрон.

Следует помнить, что в современной Греции такое поведение в исторических местах уголовно наказуемо. Также с вас могут строго взыскать даже за попытку унести с древних мест камешек «на память».

Спустившись метров на 200 вниз, мы окажемся у руин храма Афины, возведенного примерно в тот же период, что и храм Посейдона. Грозной богине повезло несколько меньше, чем богу морей. Здесь сохранились лишь капитель одной колонны и остатки крыши, что, однако, не помешает нашему воображению воссоздать весь архитектурный ансамбль. В него войдет еще и третий небольшой храм с алтарем, посвященный одному из многочисленных древнегреческих героев.

Около храма Посейдона каждый вечер собирается народ, чтобы посмотреть на чарующее зрелище — заход солнца, которое сначала окрашивает красно-багряными лучами белый мрамор, а потом погружается в море, оставляя на горизонте последние всполохи.

Говорят, что, находясь в это время у подножия храма, можно загадать сокровенное желание, и оно непременно сбудется. Ведь когда-нибудь сбудется все, о чем мы мечтаем.

Лев с Кеи

Когда-то остров Кея в Эгейском море назывался по-другому: был он вовсе не Кея, а Идруса, от слова «идор» — вода, влага. Било на нем множество родников, росли густые леса, а сам остров населяли нимфы. Нимфы были нежными существами, и на острове им было хорошо и вольготно. Но однажды на Идрусе завелся лев. Может, все и было бы в порядке, но лев стал охотиться на прекрасных нимф, и те были вынуждены покинуть любимый остров. Как только они это сделали, Сириус, самая яркая звезда небосвода, по приказу богов сжег всю растительность не только на Идрусе, но и на всех других островах Киклад. Началась засуха.

Когда засуха стала нестерпимой, люди обратились с мольбой о помощи к полубогу Аристею из Фессалии, сыну Аполлона и нимфы Киринии. Тот принес щедрое жертвоприношение на алтарь Зевса, прося его о дожде. Жертва была принята благосклонно, и боги сменили гнев на милость, засуха прекратилась. Но с тех пор северный ветер мелтемья дует в Эгейском море ровно сорок дней. Столько же дней Сириус, самая яркая звезда ночного небосвода, был виден вместе со своим созвездием Большого Пса.

остров Кея, лев, Борис Тополянский

Добившись спасения острова, Аристей остался на нем и стал обучать его жителей земледелию, животноводству, пчеловодству и другим не менее полезным навыкам.

Позднее с помощью племени локров остров был завоеван и переименован в свою честь Кеосом, сводным братом Аристея по отцу, матерью которого была другая нимфа — Родоэсси.

В своих путешествиях по острову Кея мы найдем вырубленную в скале шестиметровую скульптуру льва, взирающую на город Иоулис. Ученые датируют скульптуру VI веком до нашей эры. Вполне возможно, что это был единственный дикий лев на всем острове, который очень любил нимф. Правда, не так, как Аполлон, а немного по-своему.

Мельницы Кеи

В Русском музее в Санкт-Петербурге хранится замечательная картина знаменитого художника-мариниста Ивана Айвазовского «Ветряная мельница на берегу моря». Полотно было создано в 1837 году, то есть в год, когда художник окончил свое обучение в Академии художеств. На картине мы видим довольно обветшалую мельницу и людей, работающих на ней. Вдалеке, на заднем плане, еще одна ветряная мельница. В свое время они не были редкостью на морских берегах и украшали собой и без того прекрасные пейзажи. Иван Айвазовский, Русский музей, Санкт-Петербург, мельница, море

Ветряные мельницы были широко распространены на архипелаге Киклады, по сей день продолжая являться одним из его символов. Когда-то их было здесь около шестисот.

Культура строительства мельниц появилась в Греции в XII-XIII веках. Возведение каждой мельницы было столь долгим и трудоемким процессом, что некоторые источники сравнивают его со строительством корабля. И то, и другое для островных жителей имело огромное значение. Строительство начиналось после тщательного подбора места, на котором ничто не должно было мешать знаменитым северным ветрам Эгейского моря делать свое дело — вращать лопасти будущей мельницы. Вершины холмов, оконечности мысов, уходящих в море, выходы из оврагов и каньонов оказывались наиболее предпочтительны для этой задачи. Немаловажна была и доступность мельниц. Они должны были располагаться не слишком далеко от селений — в местах, доступных вьючным животным, в основном вечным трудягам — осликам.

Основной вид мельниц на Кикладах — каменные башни круглой формы с вращающейся верхней частью и соломенной крышей. Знаком готовности к помолу был сигнал в виде одной развернутой лопасти мельницы. В счет платы за помол бралась десятина муки, так называемый «аксай». При постоянном ветре мельница могла работать круглые сутки, перерабатывая в час от 20 до 70 кг зерна.

Ходят слухи, что мельники были приветливыми людьми и славными рассказчиками. Может, из-за этого, а может, просто в ожидании помола у мельниц собирались люди, делились новостями, пели песни и танцевали.

К огромному сожалению, время неумолимо. Мельницы, как орудие труда, ушли в прошлое. С ними ушли в прошлое и мельники. Оставшиеся без надзора каменные гиганты разрушаются и ветшают от ветров, которые когда-то дарили им движение и жизнь. Части мельниц повезло: они сохранены как объекты, привлекающие туристов. В них порой устраивают кафе и ресторанчики. Остальные, потерявшие и крылья, и верхнюю поворотную часть, доживают свой век в забвении.

На острове Кея на горе Иулида когда-то вертели своими крыльями неподалеку друг от друга сразу 26 мельниц. И хотя ныне от большинства из них сохранились лишь остовы, мы, посмотрев их, обязательно подставим свои лица морскому северному ветру, и, быть может, он напоет нам о былом величии этого места.